В венгерском языке ударение, как правило, падает в слове на первый слог.

Разумеется, это отнюдь не означает, будто во всех словах первый слог непременно ударный. Например, kis csiko (маленький жеребенок, стригунок) произносится как kiscsiko. В таких весьма распространенных грамматических конструкциях, как «определение и определяемое слово» (kis csiko) или «существительное и послелог » (fa mogott— за деревом) ударение падает лишь на первый слог первого слова. Вместе с тем следует заметить, что в венгерском языке ударение в более длинных словах падает не только на первый, но и еще на какой-нибудь слог, в особенности если мы говорим темпераментно: rettenetes (страшный), Hasiontalan (никчемный)

В других языках чередование ударных и безударных слогов подчиняется совсем иным законам. Например, в древнегреческом языке — языке создателей метрического стихосложения — ударение всегда падает на последний или предпоследний слог, и ударные слоги отсчитывались от конца к началу слова. Ясно, что при такой схеме чередования ударных и безударных слогов начало стихотворной стопы п древнегреческой поэзии часто не совпадало с началом слова.

Сколь бы совершенным ни был ритм венгерского гекзаметра или петаметра. при декламации не рекомендуется разделять паузами стихотворные стопы, поскольку при таком разбиении стихи звучат, как на чужом языке:

Мрачен раз І валинтех І вид, I Хуст, I крепость, I бывшая I грозной.

Получается бессмысленный набор слов.

Ho столь ли обязателен вообще ритм тити та та в венгерской двенадцатисложной строке, как это обычно утверждают. Обратимся к первым строкам поэмы Араня «Толди»:

Горит на солнце тощая отава,

Куда ни глянь, налево и направо,

Кузнечики среди сухих стеблей Пасутся, истомленные на ней.

Работники в тени большого стога Храпят, как будто дел у них немного,

Эх, а пока бездельники храпят,

Возы вокруг порожние стоят.

(пер. Н. Заболоцкого).

Остановимся на первой строке. По-венгерски она звучит, как Eg a napmelegtol а kopaz sz;ik sarja, и ритм ее первой половины никак не укладывается в схему тити тити та та. Схема нарушается при любом разбиении строки. Разбиение Eg а парте I Iegtol придает словам такое же «чужеземное» звучание, как разбиение Мраченраз I ва- линтех и т. д. гкезаметра в стихотворении Кёльчеи. Может быть, попробовать декламировать иначе? Например, так: Eg a nap I melegtol или акцентировать внимание на ударении, падающем на начало слов: Eg a I napmelegtol...

Еще труднее подогнать под привычный ритмический рисунок седьмую строку: Hej, pedig й I resen, I vagy felig га I kottan. Ее скачущий ритм лишь отдаленно напоминает размеренное тити тити та та.

И тут нам на помощь приходит знаменитая величальная, записанная Золтаном Кодаем в родном городе Яноша Араня Надьсалонтане:

Стоит напеть на мотив этой песни Hej, pedig iiresen, vagy felig kottan... как все сразу же станет на место: слова вполне осмысленно будут укладываться в метр, а ударения падать на нужные слоги. Итак, мы установили, что Янош Арань и Шандор Петёфи в своих двенадцатисложниках не следуют слепо традиционному метру тити тити та та, а как бы пытаются услышать внутренний ритм строки.

Прочитайте поэмы «Толди» и «Витязь Янош» и обратите особое внимание на ритм строк. Сколько вам удастся найти таких строк, которые укладывались бы в метр величальной «Пробудись, святой род»? Сумеете ли вы найти строку, в которой после шестого слога не начиналось бы новое слово?