Узнает ли друг мелодию?

Запишите аналогичным образом какую-нибудь известную мелодию и покажите «ноты» своему другу. Узнает ли он мелодию?

Если мы займемся поиском языковых параллелей, то нас ждет немало неожиданностей: иногда то, что на первый взгляд можно принять за языковую параллель, при более внимательном рассмотрении оказывается чем-то иным.

Маленькие дети, услышав новое для себя слово, произносят его несколько раз подряд. Ho это не параллели, а скорее повторы. Если мы говорим что- нибудь со все возрастающим раздражением, например повторяем фразу «Нельзя ли потише!», то это — один из способов усиления воздействия на окружающих. Когда же мы произносим подряд несколько близких по значению слов, это уже языковые параллели. Допустим, нам нравится блюдо, которым нас потчуют, и мы, отправляя в рот очередной кусок, нахваливаем угощение: «Очень вкусно! Превосходно! Великолепно! Просто объедение!» и т. д. Одна и та же мысль здесь выражена различными словами.

С аналогичным явлением мы встречаемся не только в обыденной речи, но и в поэзии. В литературе на древних восточных языках, например на иврите, параллелизм, то есть повторение одной и той же мысли различными словами, широко использовался в произведениях, написанных для торжественных случаев. Слово «параллель» происходит от слова «параллельный» (чему-то), которое в свою очередь восходит к греческому слову «параллелос» — идущий рядом, сопутствующий, соответствующий чему-то. Параллелограммы — четырехугольники, противоположные стороны которых попарно параллельны (квадраты, прямоугольники, ромбы, ромбоиды). Следовательно, те, кто назвал определенный литературный прием параллелизмом, считали, что речь идет о какой-то параллельности.

Янош Арань в своей работе о венгерском стихосложении в качестве примера параллелизма привел цитату из Библии (Книга Бытия, глава 4, стих 23):

«И сказал Ламех женам своим: Ада и Цилла! Послушайте голоса моего. Жены Ламеховы! Внимайте словам моим».