Тенор

Параллель со сдвигом на октаву может возникать не только случайно, но и умышленно. В некоторых случаях композиторы специально вводят такие параллели в свои произведения, усиливая звучание, достигая большей его плотности и делая его более выразительным. Например, в «Матрайских картинах» Золтана Кодая параллельно со сдвигом на октаву звучат первые два такта партий сопрано и тенора. Маленькая восьмерка и штриховая линия под скрипичным ключом указывает на то, что исполнитель партии тенора должен петь на октаву ниже, чем написано.

В «Сцене под Кромами» из оперы Мусоргского «Борис Годунов» грозно звучит тема народного восстания, исполняемая хором для четырех голосов:

Какие голоса звучат параллельно со сдвигом на октаву?

Если внимательно приглядеться к нотам и мысленно или на листе бумаги соединить по порядку одну за другой ноты, то мы получим графический образ партий, исполняемых женскими и мужскими голосами — их мелодический рисунок.

Взглянув на одновременно звучащие ноты (они находятся на одной вертикали), вы заметите, что расстояние между ними на построенном вами графике остается неизменным. Если вы вычертите график в том же масштабе, в каком напечатаны ноты, то расстояние между линиями составит около 2—2,5 см. Следовательно, параллельно звучащие мелодии изображаются параллельными (или, говоря научно, эквидистантными) линиями.

Параллели со сдвигом на октаву встречаются не только в вокальной литературе. Параллельно со сдвигом на октаву могут звучать, например, человеческий голос и аккомпанирующий ему музыкальный инструмент, партии левой и правой руки в пьесе для фортепьяно (в этом случае движения рук также будут параллельны) или скрипка и виолончель.

Другие примеры вы без труда приведете сами. Слушая музыку, попытайтесь выделить из общего звучания те голоса, которые исполняют одну и ту же мелодию параллельно со сдвигом на октаву.

Повторение одной и той же мысли различными словами «в чистом виде» встречается довольно редко. Как правило, мы стремимся избежать такого повторения.

Однако существует другая разновидность языкового параллелизма, противоположная первой: структура всей языковой конструкции сохраняется, а ее содержание изменяется. Например, если на рынке спросить у продавца, почем он продает яблоки, то продавец, указывая на разложенные по сортам яблоки, ответит: «Эти по шесть форинтов, те — по восемь, а вот эти — по десять».

Параллельны, но изменяются изо дня в день такие сообщения передаваемых по радио последних известий, как дата, называемая диктором в утреннем выпуске, уровень воды в Дунае в полдень, прогноз погоды.

Параллели такого рода встречаются и в поэзии. Вот, например, отрывок из стихотворения Аттилы Йожефа «Седьмой»:

Семерых произвела на белый свет,

Семерых мать родила, хоть доли нет:

Одного в горящей хате средь огня,

Одного весною в паводок средь льда,

Одного среди безумных в скорбном доме,

Одного среди хлебов в широком поле,

Одного в монастыре под колокольный перезвон,

Одного в хлеву, где для свиней дощатый был загон.

Плачут шестеро, да видно уж судьба,

И седьмого мать на свет произвела.

Такой текст по своей структуре напоминает некоторые детские считалочки, например:

Пошел кто-то на охоту,

Подстрелил кого-то кто-то’

Кого-то поймал за хвост,

Кого-то в мешке принес,

Кого-то в один прием —

Ицике-пицике — съел живьем.

Еще отчетливее параллелизм «второго рода» проступает в другой считалочке:

Один верблюд идет,

За ним второй идет,

За ним третий идет и т. д.

Мы видим, что все три примера однотипны по структуре, хотя и отличаются по содержанию. Возникает вопрос: нельзя ли структуру предложения анализировать независимо от его содержания?