Придумайте сами несколько таких предложений — мостов.

Когда мы поем, играем на каком-нибудь музыкальном инструменте или просто слушаем музыку, то ощущаем равновесие и можем предугадывать ритмический рисунок в том случае, если ноты, на которые приходятся сильные доли, звучат в определенные, заранее ожидаемые моменты времени. Если же длина такта неожиданно изменяется, то равновесие в музыке нарушается и мы как бы лишаемся опорных вех, по которым ориентировались в мелодии.

Такого рода сбой может происходить не только при неодинаковой длине тактов, но и в том случае, если в тактах одинаковой длины сильные доли станут слабыми, а слабые — сильными. На словах это выглядит довольно сложно, но в действительности все происходит настолько просто, что испытать новый способ нарушения лучше всего в игре.

Играть нужно вдвоем. У каждого игрока должен быть свой ударный инструмент, отличный по звучанию от инструмента, на котором будет выстукивать ритм партнер.

Сначала нам понадобится простейший из всех ритмов — удары, разделенные равными по продолжительности паузами. Выстукивать ритм первый игрок может, например, на барабане (за неимением барабана ритм с успехом можно выбивать на крышке какого-нибудь ящика, на днище кастрюли и т. д.). Каждый удар следует слегка акцентировать, а первую четверть каждого такта акцентировать несколько сильнее:

Второй участник игры хлопает в ладоши в том же ритме, что и первый, но со сдвигом примерно на одну восьмую (хлопки должны приходиться на паузы между ударами). Все хлопки должны звучать одинаково, без акцентов:

Пока звучат удары барабана, ориентироваться в ритмическом рисунке несложно: путеводными вехами служат сильные доли.

Когда второй участник (хлопающий в ладоши) освоится с игрой, начинается второй тур. От первого он отличается тем, что после нескольких тактов барабан умолкает. Второй игрок продолжает хлопать, следя за тем, чтобы не все хлопки звучали одинаково. Ho странное дело: спустя некоторое время в его хлопках мы явственно различим акценты!

Затем проводится третий тур игры. Снова звучит, расставляя ритмические вехи, барабан, потом наступает пауза, после чего удары раздаются снова. Что при этом произойдет? Если барабанщик (первый игрок) и во время паузы будет «внутренним слухом» воспринимать первоначальный ритм, то по окончании паузы он вступит без заминки и восстановит равновесие в звучании дуэта:

Равновесие и взвешивание часто играют важную роль в логических головоломках. В нижеследующих задачах из одинаковых по внешнему виду шариков требуется выбрать более легкие или более тяжелые. При этом разрешается пользоваться равноплечими весами с двумя чашками без гирь.

Один из 3 шариков тяжелее остальных. Найти этот шарик при помощи одного взвешивания.

Один из 9 шариков тяжелее остальных. Найти его при помощи двух взвешиваний.

Один из 27 шариков тяжелее остальных. Найти его при помощи трех взвешиваний.

Один из 4 шариков по весу отличается от остальных, но не известно, легче он или тяжелее. Найти этот шарик при помощи двух взвешиваний.

В некотором государстве на монетном дворе 8 автоматов чеканили золотые монеты весом в 10 г каждая. Один из автоматов разладился и стал чеканить монеты на 1 г легче, но какой из автоматов неисправен, никому не известно. Пользуясь весами с одной чашкой и стрелкой, показывающей вес на шкале с делениями в 1 г, определите за одно взвешивание, какой из автоматов неисправен. (£7)

Герой рассказа Жигмонта Морица «Все хорошо до самой смерти» U Миши ІІилаш испытал в детстве сильное разочарование. В витрине магазина Хармати он увидел книгу, на переплете которой крупными буквами было оттиснуто «Чоконаи», и решил, что это сборник стихов любимого поэта. Истратив на книгу все свои сбережения, он раскрыл приобретенное сокровище и с испугом прочитал первую фразу: «Интересным примером, подтверждающим доказанную физиологией способность ребенка наследовать от рождения не только физические, но и духовные качества родителей, является Витез-Михай Чоконаи». Прочитал и, не поняв ни единого слова, отложил книгу. Миши ІІилаш (в действительности сам Жигмонт Мориц) испытал первое в жизни разочарование оттого, что желанная книга оказалась не книгой стихов. Это была не книга Чоконаи, а книга о Чоконаи (вышедшее примерно сто лег назад исследование Дюлы Харасти