Нерешительный султан

В темнице у одного султана было 100 камер, а в каждой камере — по одному пленнику. Двери камер были снабжены запорами, которые могли находиться только в двух положениях: либо «открыто», либо «закрыто». Ни один пленник не знал, открыта или заперта дверь его, камеры.

Султан сам следил за своими пленниками и придумал хитроумный план„ чтобы запутать их и тем самым лишить всякой надежды на спасение: Он приказал страже каждый час обходить все камеры. В первый обход стража по приказу султана должна была тайком открыть все замки. При втором обходе стража должна была изменить положение запоров на каждой второй двери, при третьем обходе — на каждой третьей двери и т. д. до тех пор, пока при сотом обходе стража не изменила положение запора на двери сотой камеры.

Затем султан распорядился отпустить на свободу тех пленников, которые находились в камерах с незапертыми дверями.

Из каких камер пленники выпущены на свободу?

Рассмотрим структуру еще одного стихотворения. На этот раз речь пойдет о стихотворении Эндре Ади «Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне»:

Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне:

”В старину, бывало, люди говорили,

Коль не выпадали карты или кости:

«Жаль, да только, видно, не везет нам очень»” , —

Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне.

Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне:

«В старину, бывало, веселее люди Были и в печали.

Жаль, да только, видно, не везет нам очень...»,—

Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне.

Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне,

Что клянемся зря мы самой страшной клятвой,

Как последний дурень из глухой деревни.

«Жаль, да только, видно, не везет нам очень...»,—

Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне.

Так же, как и в стихотворении Шандора Вёреша о санях, здесь тоже три строфы. Ho рисунок, которым мы выразили развитие действия в стихотворении Вёреша

(точка и проходящая рядом с ней прямая), не соответствует структуре стихотворе

ния Эндре Ади.

Во время радиопередачи «Язык, музыка, математика» дети изобразила повторяющуюся строку «Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне» в виде ровной линии, а средние строки стихотворения — в виде куполообразных кривых.

По мнению ребят, повторяющиеся строки в начале и в конце каждой строфы обусловливают непрерывность всего стихотворения, а отклонения рождают новые мотивы. Высказанные ребятами соображения вполне приемлемы, но не учитывают одного обстоятельства: в стихотворении Эндре Ади имеется еще одна повторяющаяся строка: «Жаль, да только, видно, не везет нам очень».

Строка «Брат, теперь уж старый, повторял не раз мне» повторяется 7 раз: один раз в названии стихотворения и 6 раз в самом стихотворении. Строка «Жаль, да только, видно, не везет нам очень» повторяется только 3 раза, но играет несравненно более важную роль. Дело в том, что в стихотворении Ади цитирует слова своего «старого брата» и лишь в одной-единственной строке во второй и в третьей строфах звучит голос самого Ади. Все остальное (за исключением первой и последней строк в каждой строфе) говорит брат.

Сколько лет было Ади, когда он написал свое стихотворение? He более сорока двух, потому что он умер, когда ему еще не исполнилось сорока двух лет. Следовательно, достаточно молод был и его младший брат, «теперь уж старый», к которому он обращается в своем стихотворении и от которого Ади узнал о старинном присловье: «Жаль, да только, видно, не везет нам очень». В первой строфе оно звучит как сожаление игрока, потерявшего сделанную ставку. Во второй и в третьей строфах оно приобретает более глубокий смысл: в нем звучит сожаление об утрате человеческих ценностей. Упоминание о деревенском дурачке еще более усиливает серьезность старинного присловья и придает ему мрачноватый оттенок.

Если принять все это во внимание, то схематически структуру стихотворения Эндре Ади можно изобразить более точно в виде прямой, прерываемой тремя куполообразными дугами со все возрастающей «стрелой прогиба»: